Логин Пароль РЕГИСТРАЦИЯ
17 августа 2019, СБ
Чем для рынка обернутся поправки Нацбанка
07.08.2019

 

 

Национальный банк страны готов ограничить доступ к потребительским кредитам потенциально проблемным заемщикам и дестимулировать БВУ проводить агрессивную кредитную политику. Но у новой инициативы регулятора – запретить банкам и микрофинансовым организациям начислять неустойки и комиссии на займы с просроченной задолженностью свыше 90 дней – есть альтернатива: закон о банкротстве физических лиц, который распространен в странах Европы, сообщает центр деловой информации Kapital.kz

 

Глава Нацбанка, предложив на днях на заседании правительства поправки в законы о банках и МФО, уточняет, что нововведение при расчете предельного размера коэффициента долговой нагрузки будет обязывать финансовые организации проводить вычет прожиточного минимума на каждого несовершеннолетнего члена семьи из дохода заемщика. Поправки будут внесены ведомством на рассмотрение парламента в сентябре текущего года.

 

«При расчете коэффициента долговой нагрузки граждан при выдаче займа будут учитываться все обязательства заемщика, его платежеспособность и социальный статус. Также в рамках пруденциального регулирования будут повышены требования к собственному капиталу банков при предоставлении беззалоговых потребительских кредитов», – сказал Ерболат Досаев, председатель Национального банка страны.

 

На сегодня основная проблема банковского сектора заключается в том, что у БВУ и других финансовых организаций есть свободные деньги. Но из-за высокой закредитованности как физических, так и юридических лиц, им просто стало некому выдавать займы. В результате банки и МФО начали агрессивно продвигать беззалоговые потребительские кредиты.

 

Давить или не давить

Существует вероятность, что из-за нововведения регулятора прежде всего пострадают онлайн-кредиторы и ломбарды. Именно они представляют собой малый бизнес на финансовом рынке.

 

«Нововведения Нацбанка однозначно приведут к росту расходов как следствие, выдавливанию их с рынка таким образом, чтобы доминировали только банки. Высокотехнологичные компании онлайн-кредитования сегодня составляют реальную конкуренцию традиционным банкам с их физическими отделениями и неизлечимым бюрократизмом», – комментирует Мурат Темирханов, независимый эксперт.

 

По факту на сегодня количество онлайн-кредиторов и ломбардов в стране только увеличивается. Будут ли новые поправки в закон способствовать их уходу с рынка – вопрос спорный. По мнению Ботагоз Жумановой, менеджера Партнерского центра BCPD Ltd (Бюро МФЦА), увеличение числа подобных контор является плохим сигналом, который говорит о снижении уровня жизни казахстанцев, неумении считать процентные ставки и непонимании условий, по которым работают данные кредиторы.

 

«Необходимо развитие финансовой грамотности на уровне страны. Казахстанцы должны понимать, как работает кредитный механизм, как меняется рынок труда и как опасно жить в долг. Финансово неподкованное население постоянно будет находиться в долговой яме, потому что если человек захочет найти 100 тыс. тенге на свою прихоть, он все равно найдет эти деньги, если не в банке, то у МФО или ломбарде. Здесь ключевой момент – в осознании, насколько действительно человеку нужна бесполезная покупка в кредит», – отмечает Ботагоз Жуманова.

 

В международной практике банковские регуляторы осуществляют надзор за небанковскими кредитными организациями в зависимости от возможности привлечения депозитов от населения, отмечает Мурат Темирханов. Например, по рекомендациям Международного валютного фонда небанковские микрокредитные организации не подлежат пруденциальному регулированию и надзору, поскольку они не мобилизуют розничные депозиты населения и не преобразуют эти депозиты в кредиты.

 

«Поскольку онлайн-кредиторы и ломбарды, представляющие собой в основном малый бизнес, не используют для кредитования деньги вкладчиков, то финансовый регулятор вообще не должен лезть в их внутренние дела, – уверен Мурат Темирханов. – Если такая микрокредитная организация обанкротится, то это проблемы их владельцев и кредиторов, которые сами должны оценивать и нести свои риски».

 

Основные требования к подобным кредиторам должны быть сфокусированы на защите потребителей финансовых услуг от недобросовестной практики МФО и на предоставлении государственным органам информации для проведения экономической и финансовой политики государства. Но эти требования не относятся к регулированию того, в каком размере должен быть капитал МФО, как они должны управлять своими рисками, какие кредитные досье они должны вести, каким клиентам они не должны давать кредиты.

 

При этом количество банков, которые и без нововведений находятся под жестким регулированием, в стране постоянно сокращается. Ужесточение выдачи займов выглядит однобокой мерой, являющейся небольшой частью инструментов, которые может предложить закон о банкротстве физических лиц в случае объективных проблем у заемщика. Экспертов удивляет тот факт, что данный закон, распространенный в развитых странах, все еще не работает в Казахстане.

 

Как показывает опыт стран Европы, если должник по объективным причинам лишился источников дохода и не может выплатить кредит, проценты и штрафы, то он обращается в суд. Здесь срабатывать механизм закона, по которому его признают банкротом и все претензии банков и других финансовых организаций к нему прекращаются.

 

«Если ввести закон о банкротстве физических лиц, то и банки, и другие финансовые игроки рынка кредитования сразу же начнут улучшать свои системы по принятию решения выдать деньги клиенту или нет. Потому что здесь все просто: если у клиента есть механизм стать должником и не выплачивать кредит, то реакция со стороны бизнеса будет мгновенной», – подтверждает эффективность распространенной практики Ботагоз Жуманова.

 

Дорога в ад и обратно

Начисление штрафных санкций, считают эксперты, для отечественных финансовых организаций, конечно, с одной стороны – статья дополнительного дохода, а с другой – всего лишь «плетка», которая подстегивает клиента вернуться в плановые платежи. Неустойки – это определенные санкции за то, что клиент отошел от своих плановых платежей, то есть не соблюдает платежную дисциплину, а комиссии – это стоимость отдельных сервисов.

 

В то же время казахстанцев, которые начали внимательнее читать договоры и готовы в судебном порядке доказать необоснованность комиссий, становится больше. Только в прошлом году к отечественным банкам было подано более 200 тыс. исков из-за данных платежей, признанных юристами незаконными, так как не входили в процентную ставку, а взымались отдельно.

 

«Насколько мне известно, на сегодня суд оставляет подобные иски без рассмотрения. Если говорить о будущем спроса на потребительский кредит, то как вид займа он никуда не денется. Это хороший инструмент для торговли и МСБ. Правда, для людей, не умеющих принимать правильные финансовые решения, это дорога в долговой ад», – добавляет Ботагоз Жуманова.

 

Спасением тех, кто на сегодня уже обременен начисленными штрафами по беззалоговым потребительским кредитам, занимается Нацбанк. До 30 июля текущего года БВУ и микрофинансовые организации в соответствии с утвержденным регулятором механизмом простят задолженности по начисленной неустойке. После заключения соглашения между банками, микрофинансовыми организациями и Фондом проблемных кредитов о возмещении части списанных штрафов и пени до 20 августа этого года ФПК возместит банкам и микрофинансовым организациям 30% от прощенной задолженности.

 

«После этого Национальный банк в рамках осуществления своих контрольно-надзорных функций проверит проведенные банками и микрофинансовыми организациями процедуры по прощению начисленных штрафов и пени. В целях ограничения системных проблем и неуправляемого роста задолженности граждан в будущем до конца текущего года Нацбанком будут приняты необходимые нормативно-правовые акты по вопросам регулирования субъектов кредитования, в том числе онлайн-кредиторов, кредитных товариществ и ломбардов», – отметил Ерболат Досаев.

 

Фото: Kapital.kz