Логин Пароль РЕГИСТРАЦИЯ
16 ноября 2018, ПТ
БРК: личная гарантия в РК — эффективный инструмент обеспечения исполнения обязательств
08.10.2018

Взаимоотношения между кредитором и должником не отличаются «романтизмом». Здесь много юридических тонкостей, поэтому в работе банковских юристов есть своя специфика. А в работе юристов Банка Развития Казахстана (БРК, «дочка» Холдинга «Байтерек») такой специфики еще больше. БРК финансирует крупные несырьевые проекты на срок от пяти лет. И под такие займы бизнесу сложно найти достаточное залоговое обеспечение. О тонкостях юридического сопровождения крупных сделок мы побеседовали с управляющим директором — членом правления БРК Аскаром Амиртаевым.


— Финансирование крупных проектов наверняка имеет свою специфику, особенно в части залогов. Расскажите о юридической стороне такой деятельности.

— Чтобы понять специфику работы БРК, необходимо понять отличие БРК от банков второго уровня. Основная цель коммерческих банков (БВУ) — получение прибыли. Основная цель БРК — содействие диверсификации экономики страны. При этом БРК должен обеспечить безубыточность своей деятельности. Выполняя свою миссию, банк финансирует крупные инвестпроекты. Горизонт финансирования — от 5 до 20 лет. Кроме того, сумма финансирования существенно отличается от лимитов БВУ. В БРК минимальная сумма займа — 7 млрд тенге, по экспортным операциям — 1 млрд тенге.

И здесь можно выделить одну из главных особенностей БРК — работу с большим объемом залогового обеспечения. Банк принимает в качестве обеспечения где-то даже уникальные виды залогов. Помимо недвижимого и движимого имущества, БРК принимает права требования по offtake-контрактам, а также имущество, которое создается в рамках EPC-контрактов. Мы также принимаем акции компаний, финансируемых нами, личные гарантии бенефициаров проектов либо других гарантов заемщиков, права требования по банковским вкладам. Есть и сложные по своей структуре залоги, в том числе стратегические объекты, для принятия которых в залог необходимо решение на уровне Правительства РК. От профессионализма команды юристов банка зависит структура обеспечения по проекту и риск-профиль проекта. Это, в свою очередь, отражается на тех условиях финансирования, которые может предложить банк клиенту. «Прочность» залога обеспечивает потенциальную возвратность инвестиций, если по каким-либо причинам заемщик не сможет исполнить свои обязательства.

Еще одна особенность БРК — это работа с залогами, которые находятся в иностранных юрисдикциях, либо залогами, применимым правом по которым определено право иностранной юрисдикции. В таких сделках главный риск — незнание иностранного законодательства и правоприменительной практики и, как следствие, заключение сделок, которые впоследствии могут быть оспорены. Для контроля за такими рисками заемщик привлекает профессиональных юридических консультантов из числа аккредитованных банком.


— Вы сказали о «сложных залогах». Можете привести примеры?

— По предметам залога могу сказать, что мы брали в обеспечение территорию и имущество аэропорта, долю участия в юридическом лице, которое владеет стратегическим объектом, и другие схожие залоги. Это объекты, имеющие статус стратегических для страны. Кроме того, в портфеле обеспечения по займам имеется большой объем личных гарантий конечных бенефициаров по проектам. Формально в структуре обеспечения личные гарантии отражаются по низкой стоимости. Но, как показала практика, личная гарантия — эффективный инструмент в Казахстане, который дисциплинирует и мотивирует конечного бенефициара исполнять обязательства перед банком. Конечно, этот принцип работает не в отношении всех гарантов.

При анализе и структурировании проекта БРК старается выбрать наиболее эффективные стратегии по минимизации рисков, в том числе правовых. Поэтому работа с обеспечением является одной из самых важных в деятельности банка."Железобетонные" залоги позволяют банку в случае дефолта заемщика обеспечить возвратность вложенных средств. Принимая во внимание новые кейсы, практику БРК и изменения в законодательстве, в банке обновляется регистр правовых рисков. Основная цель — идентифицировать все возможные правовые риски, даже самые, казалось бы, невероятные, связанные с реализацией проектов и принятием залогового обеспечения. После того как обновленный регистр будет готов, мы спроецируем его на наш бизнес-процесс, и, если мы увидим возможные риски, наши бизнес-процессы будут усовершенствованы.


— Какие риски необходимо учитывать юристам банка?

— Помимо рисков, которые связаны с залогами, есть специфичные риски, которые юристы должны понимать и эффективно управлять ими. Приведу один пример. Для большого проекта БРК привлек заем от иностранного банка и заплатил комиссию за организацию займа из собственных средств. Получив деньги, БРК подписал с клиентом — потенциальным заемщиком соглашение об открытии кредитной линии (СОКЛ). Следующим шагом должно было стать подписание договора банковского займа, согласно которому деньги переходят уже к заемщику. Но по каким-то причинам заемщик не подписал договор банкового займа, то есть не взял эти деньги. Кто должен платить комиссию, которую заплатил БРК? Перед подписанием в СОКЛ было включено условие о том, что клиент обязан возместить комиссию БРК, если откажется от кредита. Если бы не было предусмотрено данное условие, мы не смогли бы возместить сумму, потраченную на выплату комиссии иностранному банку. Таких примеров можно привести множество.


— БРК в 2016 году объявил о намерении расширить линейку финансовых продуктов. Какие новые инструменты банк уже внедрил?

— Цель каждого инструмента финансирование — профинансировать проект, т. е. донести деньги до заемщика способом, который наиболее подходит клиенту с учетом специфики его бизнеса. Чем больше инструментов финансирования может предложить банк, тем более гибким он становится. Мы внедрили три новых продукта: облигационный заем, проектное финансирование и долевое финансирование через DBK Private Equity Fund. Это фонд прямых инвестиций, созданный совместно с АО «Казына Капитал Менеджмент».

Облигационный заем предполагает, что БРК покупает облигации компании-клиента. Средства, полученные от размещения облигаций, должны быть направлены на финансирование проекта. У эмитента или гаранта должен быть кредитный рейтинг не ниже BB по шкале S&P, Moody’s или Fitch. Здесь в качестве клиентов мы рассматриваем крупные компании. Это не стартап-проекты, не greenfield-проекты, поскольку у таких компаний нет рейтингов. Либо это может быть новый проект, но у гаранта должен быть высокий рейтинг. Облигационный заем — это быстрые деньги для надежного клиента. Экспертиза проводится в упрощенном варианте и занимает меньше времени, чем обычно.

Под проектным финансированием понимается финансирование под будущий стабильный денежный поток. В этом году мы уже профинансировали один проект — строительство солнечной электростанции мощностью 20 МВт на юге страны. Будущие стабильные денежные потоки обеспечиваются контрактом с дочерней компанией KEGOC.

Третий инструмент — финансирование через DBK Private Equity Fund. Основная цель фонда — вхождение в уставный капитал проектов, реализуемых БРК. Если проекту недостаточно кредитных средств, наши потенциальные клиенты могут обратиться в фонд. Он проводит свою оценку и экспертизу, после чего может принять решение о вхождении в уставный капитал компании. Мы финансируем посредством займа, фонд — через уставный капитал. У них свои есть горизонты финансирования и доходность по инвестициям. Допустим, проект стоит 100 млн долларов, они вносят до 20 млн и с определенной доходностью через 7−10 лет выходят из капитала. Доходность и иные условия зависят от специфики проекта. Сейчас в портфеле у этого фонда есть ряд проектов, которые проходят экспертизу.

Новые инструменты БРК являются дополнительным фактором, влияющим на привлекательность БРК как кредитора, и их целью является создание условий для реализации стратегических целей, стоящих перед Банком.